Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 23 (968)
19.06.2009
НОВОСТИ
Культура
Память
Антикризис
Вокруг Света
16-я полоса
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс


Номер 23 (968), 19.06.2009

ЕСЛИ БЫ ОНА ВЕЛА ДНЕВНИК

Если бы заслуженная артистка Украины Лариса КОРШУНОВА вела дневник и написала бы по нему повесть о своей жизни, то повесть эта получилась бы весьма увлекательная. В ней было бы военное прошлое отца и матери - кубанской казачки, 18-летней девушкой ушедшей добровольцем на фронт. В ней было бы ее становление как человека и актрисы, интересные встречи с интересными людьми и городами. В ней были бы заснеженные оренбургские степи, Курильские сопки, голубые ели Хабаровска, была бы Волга, разрезающая город Куйбышев (Самару) на две части, она могла бы рассказать про Сахалин, про Байкал, про совсем не грозный в годы ее детства Грозный, рассказать о Воронеже - родине ее отца, о первых впечатлениях об Одессе и Москве, о Казани - городе высокой культуры, о... Нет, не буду перечислять дальше... Детство девочки из семьи кадрового военного не могло не быть связано с частыми переездами, обрывами наладившихся отношений со сверстниками, новыми друзьями и учителями, новыми впечатлениями. Но и жизнь актрисы - это тоже разные театры, разные города, гастрольные поездки, провинциальные, а иногда и столичные гостиницы, провинциальная, а порой и столичная публика... Словом, дорога без конца.

Собственно, для отца, для семьи дорога закончилась в Одессе, где, проскитавшись по стране, по самым отдаленным и экзотическим ее уголкам, обосновались, получив последнее назначение, Коршуновы. Здесь к семье присоединилась Лариса, успевшая, проучившись в Воронеже два года, окончить школу и даже поработать на каком-то заводе, выпускающем телевизоры.

В Одессе Лариса поступает в школу киноактера, к небезызвестному Диканскому. Но ее больше прельщает не экран, а сцена. Поэтому она уезжает в Москву и поступает в ГИТИС. В 1972 году институт окончен. Встает вопрос о дальнейшей работе. В Москве Лариса никому не показывалась. При распределении ей предлагают места в маленьких городках, грозят, если она не подпишет распределения, ей не выдадут диплом. И тут Лариса проявляет характер: "Ну и не выдавайте", - и покидает комиссию. За ней выходит председатель комиссии, которая предлагает подписать предварительное распределение в хороший театр, в хорошем городе, который у комиссии был как-бы "в заначке". Это оказывается Казанский большой драматический театр им. Качалова. От таких предложений не отказываются, тем более что за год до Ларисы в Казань распределилась ее закадычная подруга.

Работа в Казанском театре началась с гастролей, вернее, Лариса присоединилась к труппе, гастролирующей в Симферополе. Так началась ее работа. Началась, надо сказать, успешно, потому что она получает сразу большие, как сказали бы сейчас, знаковые роли у очень хороших режиссеров. Первая роль в пьесе Арбузова "В этом милом старом доме", поставленной Эдуардом Митницким. Затем Роксана в "Сирано де Бержераке", две роли - немолодой жены и 16-летней любовницы Шекспира в пьесе Уильяма Гибсона "Быть или не быть", интересная роль в спектакле "Черно- белое ТВ". Эти спектакли ставил тоже очень интересный режиссер Владимир Портнов. С Эдуардом Митницким Ларисе Коршуновой еще не раз пришлось встречаться в работе. Там же, в Казани, он ставит комедию "Верните бабушку", где снова у молодой актрисы есть роль. Да и в недавнем прошлом Лариса вновь работала с Митницким над небольшой ролью графини Лидии в постановке Одесского русского театра "Анна Каренина". О работе с Митницким Коршунова вспоминает с удовольствием:

- Митницкий очень хороший человек и режиссер. Молодому актеру, только что закончившему институт, есть чему у него учиться. Он очень деликатный. Мне на первой репетиции казалось, что вокруг меня сидят сплошные корифеи, что сейчас они увидят, какая я бездарь. Я была полумертвая от страха. Митницкий понимал, что я молодая, робею, он видел, что я нервничаю, зажимаюсь. Он терпеливо и кропотливо работал со мной над ролью. Он вообще очень бережно относится к актерам. Не кричит, не дергает. Он помогает.

Дебют прошел успешно. В дебюте Ларису увидела режиссер Алла Бабенко, которая поставила в Казани спектакль "Валентин и Валентина" Рощина. Она ввела молодую актрису на роль Дины. Хотя эту роль уже играли две актрисы, но на открытии нового сезона в роли Дины на сцену вышла Коршунова. Впоследствии Лариса не раз играла в постановках Бабенко: в "Маленькой девочке", в "Мачехе" Бальзака, в спектакле "Мужчина". Но это было уже в Одесском русском драматическом театре. Коршуновой пришлось переехать в Одессу в 1978 году. Ее маленький сын болел в Казани. Врачи советовали поменять климат на тот, в котором он родился. А рожала сына Лариса в 1974 году в Одессе, приехав под крылышко матери, но, стремясь скорее вновь включиться в работу, слишком рано перевезла его в Казань.

В Одесском театре Коршунова вот уже 31-й год. За это время ей пришлось работать со многими режиссерами.

- Я работала с Борисом Зайденбергом. Мне хорошо работалось с ним. Я у него сыграла в прекрасной пьесе "Звезды на утреннем небе" Александра Галина. У меня была очень интересная роль Анны. С ним комфортно было работать, потому что он в себе объединял режиссера и актера, они в нем были неразделимы, органично связаны. Он очень помогал актерам тем, что мог не только доходчиво объяснить, но и талантливо показать. Но мне было комфортно работать и с таким хорошим, крепким режиссером, как Терентьев - он был главным, когда я пришла в театр. То же я могу сказать о работе с Мильграммом в спектакле "Пейзанская башня". А вот с Дзекуном работать было трудно, он сложный человек, тяжелый, но он талантлив, и потому работать с ним интересно. Он поставил у нас в театре "Ричарда III". Я играла мать Ричарда - герцогиню Йоркскую, этакую полусумасшедшую 80-летнюю старуху. Мне было интересно сыграть такую острохарактерную роль, чего я никогда не делала. Хотя, нет. Еще при Терентьеве я сыграла в спектакле "Ах, Маня" роль второго плана 60-летней алкоголички Дуськи.

Ларисе было в то время всего лет 35, она эту роль у Терентьева буквально вымолила. Тот возмущался и кричал: "Ты что, с ума сошла, она же старуха!" Это была удачная работа. Острохарактерные роли, как считает Лариса Коршунова, это проверка, на что способен актер. В обойме ее ролей есть еще одна алкоголичка - Варька из пьесы Галина "Конкурс".

- Ну, это совсем другая алкоголичка. С другой женской судьбой. Она замечательный человек. Внешне легкая, пьющая, но как глубоко она любит дочек. Ну вот так у нее сложилась жизнь. Я не боюсь быть некрасивой на сцене. Кстати, в первом действии "Пейзанской башни" я тоже достаточно некрасива. Для любой актрисы - счастье получить такую роль, как Варька. И счастье работать с таким режиссером и человеком, как Александр Галин. Мы получали от общения с ним большое удовольствие. Это был потрясающий период моей жизни.

Думается, что процесс любой постановки для Коршуновой это период больших волнений и поисков. Как признается она сама:

- Мне интересно искать, работать, думать, не спать ночами, когда не получается. Просыпаться и снова искать - какой-то черточки, какой-то детали, придумки. Кстати, возвращаюсь к вопросу о режиссерах. Несправедливо будет не вспомнить работу с Алексеем Гирбой - мне хорошо с ним работается. Мне интересно работать и с Литвиным. Он очень эмоционален, заражает темпераментом. Литвин потрясающе показывает - он хороший актер. Конечно, в моем становлении большую роль сыграла Алла Григорьевна Бабенко. Это была хорошая школа. Дело не только в том, что благодаря ей я сыграла ряд ролей. Работа с ней многое дает актеру. Она тонко выстраивает актеру роль. Жаль, что она сейчас у нас не ставит.

Конечно, мы не могли не коснуться последней работы Ларисы - Агафьи Тихоновны в "Женитьбе" Гоголя. В 35 лет сыграть 60-летнюю женщину, а в юбилей - девушку!

- Агафье Тихоновне может быть от 18 до 40 лет. Как трактовать роль. Она может быть девушкой уже в возрасте. Знаете, как "Разборчивая невеста", помните эту картину. В тексте мелькает цифра 27, но может быть она 27 лет сидит в девках, ведь невестой считались тогда с 16 лет. Я думаю, все выглядит органично, потому что актеры обыгрывают мой возраст. И Юля (Ю. Скарга-сваха - Е. К. ), и Олег (О. Школьник-Яичница - Е. К. ). Отсюда интересные краски, интересная трактовка. Кстати, в театре Моссовета эту роль играет Евгения Симонова, почти моя ровесница. Так что я не первая, не последняя. Театр, надо признаться, омолаживает. А роль очень привлекательная. Хотя не она была моей мечтой. Когда-то я мечтала о роли Настасьи Филипповны, роли Бланш в "Трамвае-желанье", Елизаветы, в "Да здравствует Королева!". А, в общем, главное, чтобы роль была интересной и тогда, неважно - главная ли она.

Я попыталась задать банальный вопрос - какая роль самая любимая. И услышала в ответ:

- У меня нет любимых ролей. Мне повезло - я сыграла не менее тридцати ролей, и все роли хороши. Начиная с Соломеи в "Богдане Хмельницком" - это была моя первая роль в Одесском театре, и кончая маленькой ролью Актрисы в "Гамлете". А нелюбимая? Таких нет, но я всегда недовольна собой. Я самоедка. Я всегда нервничаю перед спектаклем, даже старым. Я неуверенна. Мне часто кажется, что это только так, хвалят...

За 30 лет работы в Одесском русском театре Ларисе Коршуновой довелось играть с разными партнерами. Ей даже сложно назвать всех.

- Прекрасным партнером был Борис Зайденберг. Мы с ним играли в "Загнанных лошадях...". На сцене очень важны глаза. В его глазах всегда была мысль. Хороший партнер Юля Скарга. И Школьник. У нас сейчас с ним впервые актерский дуэт - это в спектакле "Смешанные чувства". И с Ирой Курочкой хорошо быть вместе на сцене. Хороший актер не может существовать без партнера. И хороший актер - сам хороший партнер. Конечно, есть актеры, которые помнят только о себе. А ведь нужно видеть партнера, слышать его. Уметь отреагировать, подхватить.

Мне вспомнился эпизод из "Театра" Сомерсета Моэма. В нем великая актриса Джулия Ландерс буквально уничтожает свою партнершу.

- То, что проделала Джулия Ландерс, сконцентрировав внимание зала на себе, это акция. И это подлость. Не помню, чтобы мне кто-то пытался сделать подобное. Другое дело - актерские приколы. Я очень смешливая. Когда я еще молодой работала в Казани, там был такой хороший актер - Остропольский. Когда мы выходили на сцену, он мне тихонько говорил: "Козлик, посучи ножонками". Я уже от смеха говорить не могла. А смех на сцене - штука заразительная. Да и одесские розыгрыши могу вспомнить. Как-то в спектакле "Загнанных лошадей пристреливают..." Лена Аминова вышла на сцену, держа в руке мою сумочку, а я надела на себя ее одежду... Хохотали обе. Или, например, в сказке "Приключения Сыроежки" мы с Валей Прокофьевой играли Поганок, а Аркадий Словесник играл Боровика. Он взял и потихоньку привязал груз к моей ноге, и я не смогла убежать от врагов. Любил разыгрывать партнеров и зал Апраксин. В спектакле "Тайна ледяного дворца" он играл шамана. И вдруг объявляет: "После шаманства будут танцы под граммофон"...

Лариса может рассказать еще не одну театральную байку. И у меня возникает вопрос, не собирается ли она написать свои воспоминания...

- Наверное, если бы я смогла написать воспоминания, они были бы очень интересными. Ведь я несколько раз пересекала всю страну от Амура и Байкала до центральных районов России. Я ведь помню себя с двух лет. Мама даже не верит, что такое может быть. Я помню себя совсем маленькой, когда мы плыли в шторм на корабле. Помню, как меня поднимали на борт в сетке. Помню, как мы ехали на машине по гальке. Помню землетрясение. Помню ураган. Помню, как сорвало крышу... Конечно, большое место в моих воспоминаниях заняли бы мои родители, моя семья, моя родня. Для меня они - прежде всего. Мы всегда вместе - это святое. Все праздники вместе, со всей родней, с бабушками... Я ценю эти отношения. Мне даже подруги завидуют. Сын, правда, живет и работает в Москве. Нет, он не пошел по моим стопам. Вернее, я сама не пустила. Практически запретила поступать на актерский факультет. Ребенком он играл в двух спектаклях: маленького царя Птолемея в "Цезаре и Клеопатре" и еще в одном спектакле. Но мне казалось, что в семье достаточно одного актера. Сейчас я думаю, что была неправа. Это моя боль. Нельзя никому наступать на горло. Даже если бы у него не получалось, но ведь каждый должен пройти свой путь. Я думаю, что виновата и перед своей сестрой. Сестра младше меня на 8 лет, я ее всегда опекала. Она тоже хотела стать актрисой, приехала в Москву поступать. Очень успешно прошла 1-й тур, а на втором - неудача. Хотела повторить попытку на следующий год, но я уже работала в Казани, испугалась, как она будет жить одна в Москве, в общежитии, где ее могут обидеть... и отговорила. Она окончила водный институт. Сейчас у меня есть любимая профессия, а у нее... осталась неудовлетворенность в жизни. А тяга к актерству - это у нас семейное. Отец тоже хотел быть актером. Он пережил войну и работал на авиационном заводе. Решил поступать в ГИТИС, тогда курс набирал Белокуров. Но у него, как недемобилизованного, даже не приняли документы. Так что единственный представитель актерской профессии в семье - это я. Но я безумно люблю свою профессию.

Беседовала Елена КОЛТУНОВА.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама